Стоит ли выращивать Паганини?

Большинство родителей убеждено в необычайной одаренности своего отпрыска. Попробуйте сказать любящему отцу или матери, что у них растет отнюдь не Бетховен или Лобачевский, а скромный инженер, продавец, а то и дворник — и вы немедленно станете злейшим врагом. И вот, очарованные видением будущих успехов обожаемого чада, родители начинают заниматься его развитием.

Читает Дмитрий Креминский

Желание обеспечить ребенку наилучшие стартовые условия привело к тому, что все больше и больше родителей следует системе раннего образования и/или раннего развития. Сами по себе эти системы неплохи, но нередко родители, наблюдая за малышом, отыскивают в нем таланты и способности, которые на самом деле отсутствуют, или напротив — убеждаются в том, что определенных талантов нет.

Удивительно, какие выводы может сделать любящий родитель, наблюдая за тем, как кроха пинает свой горшок. Малыша уже представляют чуть ли не вторым Поддубным, в крайнем случае — Майком Тайсоном. Или, к примеру, ребенок тянется к краскам — это не иначе, как будущий Веласкес.

Оно бы ничего, если бы не выводы, с которыми торопятся некоторые родители. Убедившись, что малыш гораздо охотнее пачкает красками обои, чем играет с мячом, они решают, что его призвание — изобразительное искусство. Или наоборот, если ребенок бегает, прыгает, с удовольствием гоняет мячик, то его призванием называется спорт.

И вот ребенок немного подрастает (с уже определенным талантом — по мнению его родителей), и тут-то начинаются проблемы. Будущего «Веласкеса» определяют в кружок изобразительного искусства (или приглашают учителя), будущего «Тайсона» отводят в спортивную секцию. А малыш, между прочим, вовсе не тяготеет к рисованию как таковому, ему просто нравились яркие пятна, появляющиеся на обоях по мановению его руки. Или он совсем не хочет заниматься спортом в секции, он просто живой ребенок, ему нравится движение.

Если родители настаивают, то может возникнуть весьма неприятная ситуация: ребенок заболевает. Дело в том, что он искренне хочет обрадовать маму и папу. Раз они хотят, чтобы он рисовал — он из кожи вылезет, но будет стараться. Раз родители мечтают о его спортивных достижениях — он в лепешку расшибется в спортзале.

Но ему-то самому этого не хочется! Да и успехов особых не наблюдается. Остается один выход — болезнь. Ведь больных любят, за ними ухаживают, и никто не требует от них ни грамот на спортивных соревнованиях, ни участия в выставках детского творчества. Между прочим, болезни, обусловленные подобными психологическими причинами, вполне настоящие, и в некоторых случаях — очень тяжелые. Лечить их еще сложнее — если не устранить настоящую причину заболевания, не физиологическую, а психологическую.

К счастью, подобные ситуации встречаются не так часто. Чаще ребенок становится нервным, раздражительным, даже агрессивным. Нередко родители с ужасом слышат от него: «Я вас ненавижу! Лучше бы вы все умерли, и я был бы сиротой!». Причем ребенок не понимает причину ненависти к родителям и только гораздо позже, уже взрослым человеком, вспоминая свое детство, может сказать: «Меня отправили в музыкальную школу, я ее так ненавидел!», и посмеется над детскими впечатлениями, а ведь они оставили глубочайший след в его психике.

Находятся родители, которые запрещают ребенку заниматься тем, что ему действительно нравится. Нет, речь не о зажигании спичек или ковырянии в носу. Но частенько ребенку нравится рисовать, или он хочет учиться музыке, или обожает математику (да-да, настоящие «ботаники» еще не перевелись). А ему говорят, что способностей художника не имеется (кстати, чаще всего это чистая правда), или отсутствует музыкальный слух (это тоже может быть правдой), или нужно отложить книгу и заняться спортом — спорт полезен для здоровья.

Причем родители вовсе не желают ограничивать ребенка в чем-либо. Они всего лишь хотят, чтобы он сосредоточился на развитии в наиболее перспективном направлении. А если сразу понятно, что художником или музыкантом ему не стать, то зачем же огород городить? Лучше — в спортивную секцию, в шахматный кружок и так далее.

Но ребенок, не имеющий музыкального слуха, вовсе не лишен ушей. И вполне может заниматься музыкой, даже получить музыкальное образование — для собственного использования. Его пение может быть фальшивым, а игра на гитаре — далека от классических канонов. Но это не значит, что и пение, и игра не доставят ему удовольствия (и, кстати, частенько — даже окружающим).

Любые перекосы нехороши. Отказ от музыки или рисования — это отказ в развитии. Нередко дети инстинктивно чувствуют, что им нужно — и это не всегда «перспективное направление». Гармоничное развитие включает в себя многое, в том числе и «неперспективное».

Бывает, что ребенок, который не может запомнить коротенькое стихотворение, с трудом учится читать и считать, тяготеет к таким «неперспективным» занятиям, как рисование и музыка. Прежде, чем отказывать ему в этом («Моцарта из него не получится»), неплохо бы вспомнить, что развитие головного мозга, в том числе и тех отделов, которые отвечают за память, фантазию, инициативность, зависит не только от выученных стихов, но и может быть стимулировано определенными физическими упражнениями (то, что сейчас называют мелкой моторикой). И ребенок может тянуться к краскам или музыкальному инструменту так же инстинктивно, как больное животное находит нужную лекарственную травку. Ребенок не знает, что такое мелкая моторика, но вполне может чувствовать, что именно она и требуется для его развития. А рисование или игра на музыкальных инструментах обеспечивают полный набор физических упражнений, стимулирующих развитие головного мозга.

Поэтому оптимально не концентрироваться на мифических способностях и талантах малыша, а все же предоставить ему право выбора. Разумеется, наблюдая и бережно направляя ребенка. И даже если вы уверены, что ваш сын — будущий Паганини, а дочь — минимум Мария Кюри, все же не стоит силком вручать им скрипку и набор юного химика. Заинтересовать ребенка музыкой или математикой — это одно, заставлять заниматься — совсем другое. Ну, а если ваш будущий Паганини мечтает не о скрипке, а о наборе фломастеров — купите ему этот набор. Возможно, именно рисование окажется тем толчком, который стимулирует занятия музыкой.

Многим родителям было бы не лишним иногда напоминать себе, что они любят своего ребенка вовсе не за его воображаемые или действительные таланты и способности. Получится из него Паганини или нет — дело десятое. Это никак не уменьшает настоящую родительскую любовь.

Интересно, что из детей, которые уверены в родительской любви вне зависимости от своих достижений, не всегда вырастают самые-самые успешные, но однозначно — гораздо более счастливые люди, чем те, которые всю жизнь пытаются «заслужить» родительскую любовь очередной «почетной грамотой».
 

Источник


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code